Category: путешествия

Дальний рейд.

По мотивам версии Ракитина.

Билл, старший группы, психовал, все шло не так с момента заброса. Потеряли радиста в первый же день, что ещё хуже - рацию тоже. Контакт, бывший полицай, прятавшийся от НКВД на Урале, на который было больше всего надежды где-то ошибся, а может просто попал под частую гребенку, и стоило громадных трудов оторваться от хвоста. Теперь эта группа... будь она не ладна... У них нет группы сопровождения, как утверждает Герасим с братом, или оба ошибаются, и группа сопровождения просто потеряла в эту непогоду основную и сейчас ищет?
Он знал, что его за спиной называют перестраховщиком. Но сейчас сгорали последние планы, все, буквально все запланированное в центре до заброса на холод - пошло не так.
Так правильные трупы они отделили от неправильных, неправильные спрятали хорошо, до того, как растает снег их не найдут. Нужны три-четыре дня форы и хороший снегопад, можно уйти. Главное, самое главное - это не налететь случайно на группу обеспечения, если она есть. Тогда все. Вообще все. Ни ножевую рану, ни как он здесь оказался, ни тела... Даже обменивать не будут. Отправят в пекло. А с раной оторваться от преследвоания - не вариант. Так бы он рискнул. Но не сейчас, не с этой гребаной раной. Кроме группы - могут ждать на станциях, в поезд на ходу, нет, не смогу... Повезло, все же повезло, что Семен узнал комитетчика. Материалов нет, главный контакт потерян, самостоятельная операция по добыче материала полностью провалилась, похоже подстава с самого начала, самолетом, без рации - не эвакуироваться, на запасной, кавказкий вариант - накрылся тоже, он теперь точно не успеет в окно. Аварийный вариант эвакуации не раньше, чем дельта Оби очистется от льда.

Герасим был его джокером, давшем преимущество, о котором КГБ даже не могло подозревать. Бывший хиви, служащий теперь дяде Сэму - был родом из этих мест, его опыт и знание этих гор давали уверенность, что их точно не обнаружили до встречи с "туристами", и в том, что они не потеряются, не сгинут в этих местах. И сейчас уводил его, раненого, в безопасность, на север. Семен сделает большую петлю, чтобы проверить, не идет ли по их следам погони, нет ли хвоста, нет ли случайного свидетеля охотника, видевшего группу. Местный старообрядец одиночка - не вызовет подозрения, даже столкнувшись нос к носу с комитетчиками. И у них есть фора, по предворительному плану, наверняка известному КГБ встреча должна была произойти пятого, оставленная палатка введет в заблуждения, и позволит выиграть ещё полдня-день. Только не налететь случайно на группу обеспечения. Только не это. Уйдем, да уйдем.

Семен нагнал их к концу шестого дня. Билл, уже двое суток лежал в волокушах с температурой и бредил, не мог воспрепятствовать настоять Семену на изменения маршрута. Он хотел к своей беременной жене. Герасим не смог ему отказать. Что потом Билл воспринял как ещё одну неудачу, похоронившую эвакуацию.

Билл не знал, что это эта смена маршрута спасла их. И от самолетов, начавших рыскать по небу через несколько дней, и от засад, и от поисковых групп, и от оперов, ищущих их по поездам, и от проверки местных поселков.
За семь месяцев, которые прошли до успешной эвакуации из Нового Порта - он и вылежался в охотничьей избушке, и провел, в расчете на случай ещё одну операцию, давшую ему материал, и успел крестить месячного Сергея.

Успешная командировка на холод дала карьере Билла ускорение. За несколько лет он поднялся до начальника отдела, а затем до первого помощника зам.директора. Он прожил долгую жизнь, успев увидеть развал СССР и даже стремительную карьеру своего крестника.
Герасим умер через три года при тренировочном парашютном прыжке, разбился о скалу.
Семен стал председателем сельсовета, и не смотря на тесные, хоть и редкие контакты с новыми покровителями - так никогда и не попал под подозрение.


Данное произведение является целиком и полностью художественным. Все совпадения с людьми и событиями - случайны.